Любовница и институционализм


В наших гаражах мужик снял бокс для машины своей любовницы.

Прихожу утром за машиной – у соседа вместо развалюхи «Самары» новый «Ниссан» стоит, а возле машины – такая цыпочка вертится, что слюнки текут.

- Девушка, - спрашиваю. – А сколько ваш «Ниссан» стоит?

- Не знаю, - красотка потупила глазки. – Это мне друг подарил.

Позже и «друга» увидел, он оказался раза три старше ее.  А по характеру – барсук-барсуком.  Барсук  ей купил права на вождение и стал сам учить машину водить с помощью мата и других оскорблений.

 Девушку Софочкой звали, черненькая такая, шустренькая. Она быстро поняла, что Барсук ее ничему толком не научит и обратилась к нам за советом. За скромное вознаграждение один таксист взялся помочь с вождением.

Способная ученица оказалась – быстро научилась баранку крутить. Правда, правила по-своему понимала, но зачем они красотке, правда? А с нами она была вежлива, улыбалась, «здравствуйте» говорила, разве что за стол не подсаживалась.

Сидели мы как-то мужской компанией  возле будки сторожей, за жизнь беседовали. Вдруг лихо так «Ниссан» с поворота въехал. Мимо своего гаража пролетел, шустро в тупичок заскочил и там затих.

Мы – люди степенные. Выпили еще по сто грамм, закусили.  Cтали ждать, что дальше будет.

Вдруг с улицы прибежал какой-то взъерошенный мужик. Здоровый такой, морда красная и злая.

- Где, - кричал, - эта сука?!

Ясное дело, мы  в полных непонятках. Мужик с матом и перематом объяснил, что ехал он в первом ряду, а его какая-то баба подрезала со второго ряда. Он – в столб, а она – прямиком в наши гаражи.

Стали мы его успокаивать, объяснять, что здесь одни мужики и баб нет. А он все больше кипятится. Успокоился только тогда, когда сварщик Костян припер баллон с пропаном и зачем-то зажег газовую горелку. Поэтому мой совет – когда нервы шалят, зажигайте газовую горелку. Очень успокаивает.

Ушел мужик. А мы «Ниссан» поставили в чужой гараж (на случай, если кто-то «стукнет» о Софочке), а девушку вывели дворами.

На следующий день Софья заявилась к нам с водкой и закуской. И пошла у нас настоящая дружба. Вернее,  с нами - дружба, а с нашим  гаражным дон жуаном  - дело посерьезнее. Стали они запираться в его гараже. На наши подшучивания дон жуан отвечал, что идет совместное изучение правил дорожного движения и материальной части. Понятно, что упор был на осязательное изучение предмета.

То ли из-за этого кобеля, то ли по другой причине, погнал Барсук девушку по осени. И машину забрал обратно. Простояла машина в гараже всю зиму и мы как-то даже загрустили.

Но какая была радость, когда по ранней весне возле «Ниссана» обнаружилась другая красотка, высокая статная, но тупая блондинка. Черты лица грубоваты, правда, но ничего, для общения сгодилась бы.


Послали дон жуана на разведку.  Думали - надолго,  но тот  быстро вернулся. Говорит: «Она инструкцию учит, от моей помощи отказалась».

В общем, припер Барсук бабе дорожные правила и сказал, что пока она ее не выучит, вождения  не будет. С нами общаться запретил. Разрешил только имя сказать  – Эмануэлла (Манька - по нашему).

Стала она выезжать с Барсуком. Тот машину жалеет, кипятится от каждой ее ошибки, а Мане – хоть бы что, все мимо ушей пропускает. Но делает все по инструкции.

А потом Манька и одна поехала, гордо налепив знак «70». Но через пару дней притащил «Ниссан» эвакуатор. Передние колеса в разные стороны смотрят, передок сильно помят и вообще геометрия «пошла». А Маня полностью уверена в себе.

- Не виноватая я, - говорит, - это они правила нарушали.

В общем, от знакомых ментов потом узнали, что ехала Маня по узкой дороге. Как положено  ехала – со скоростью 70 километров в час. Она ведь правила знала и никогда их не нарушала.

А была пятница, после работы. И нагнала ее колонна автомобилей. Дружная такая колонна – ехали со скоростью 140-150 км в час, на Нарочь, на шашлыки спешили. И никак они Маню обогнать не могли – встречные машины мешали. А Маня уступать не желала.

В чем хитрость езды колонной? Когда идет на обгон первая машина, остальная команда кидается за ней следом. А ведущий должен смотреть, чтобы интервала на всех хватило.

Ошибся ведущий. Сам он проскочил, вторая машина – тоже, а у третьего возникли проблемы.

Представьте себе состояние Мани. Едет она в полном соответствии с правилами. И вдруг спереди, прямо перед носом, втискивается одна машинка (стресс !), потом – другая (ой!), а потом третья собирается таранить ее «Ниссан»! Маня крутанула руль и… запрыгала по кочкам, пока не наехала на большой пень.

К чему это история?

Просто вспомнилась она после беседы с одним директором завода.  Он сказал, что доводят ему показатели, которые в жизни невозможно выполнить, поэтому нужно в отчетности химичить. Рабочих запрещают увольнять и зарплату платить требуют. Прибыли нет, а ее велят показывать. Обо всех проблемах его начальство знает, но покрывает, потому что все едут тесной командой, а если кто-то начнет играть строго по формальным правилам – выкинут дурака под откос.

В институционализме это называется «влияние неформальных институтов на развитие экономики».  И в наших условиях эти неформальные институты (правила игры) очень легко  могут пустить под  откос (Маню), которая руководствуется классическими учебниками макроэкономики. А жизнь – она посложнее вузовских учебников.

(С) www.luchenok.com

продолжение

Comments