Свободу предприятиям

Помогать, а не командовать

Главным на производстве считается директор. Но на самом ли деле он все контролирует на государственном предприятии? Ответ неоднозначен. Ведь есть еще министерства и концерны. Сначала предполагалось, что роль этих организаций в рыночно ориентированной экономике будет сводиться к помощи непосредственным производителям, а также к контролю эффективности использования государственной собственности. Однако на практике их роль оказалась гораздо значительнее.


Главное для предприятия — получить максимальную выручку, компенсировать затраты, платить налоги, сформировать прибыль, удовлетворить социально–экономические нужды своего коллектива. Для выживания в конкурентной борьбе необходимо также постоянное обновление производства. Ведь любой товар на рынке морально стареет: сначала его охотно покупают, а затем спрос падает. Значит, производство нужно обновлять, что обычно приводит к временному снижению выпуска.


Однако быстро выяснилось, что для созданных над предприятиями управленческих надстроек главное — это наращивание объемов производства. Ведь оценить качество работы достаточно сложно, а объемные показатели — просты и понятны. Вдобавок задания по ним легко устанавливать и контролировать. А тот, кто доводит такие задания до предприятия, тот реально и контролирует хозяйственную деятельность. В результате главными на производстве стали работники административных органов, устанавливающие и контролирующие так называемые прогнозные показатели.


В результате цель деятельности предприятий исказилась. Главным для них стало максимальное наращивание объемов производства. Кто добился большего прироста, тот лучший работник, он имеет карьерный рост. Правда, позже в число прогнозных ввели и показатель рентабельности, но приоритет по–прежнему остается за объемными показателями, потому что на их основе считается валовой внутренний продукт (ВВП). А вот вопросы обновления оборудования часто отходят на второй план. Дошло до того, что для формального увеличения показателя рентабельности разрешили не начислять амортизацию — важнейший источник обновления основных фондов.


Созданный хозяйственный механизм был известен при советской власти и носил название «директивная экономика». Он был в какой–то степени рационален, поскольку вышестоящие органы, контролируя производство товаров, сами их и распределяли. То есть сбыт был гарантирован. Однако сегодня нас окружают страны, живущие в рыночных условиях, и им не прикажешь покупать белорусскую продукцию. В таких условиях возрожденная советская система управления оказалась с серьезным дефектом и могла функционировать только в тепличных условиях низких цен на энергоносители и благоприятной рыночной конъюнктуры.


Но начался мировой экономический кризис, спрос на белорусские товары упал. Стало очевидно, что предприятия не справятся с доведенными заданиями и затоварятся. Всем было понятно, что объемы производства предприятиям «сверху» больше доводить нельзя — их должен определять только рынок. Однако в этом случае возникал вопрос: как отчитаться перед вышестоящим руководителем о достигнутых успехах, как обеспечить рост ВВП? Поэтому вместо своевременной перестройки хозяйственного механизма от предприятий по–прежнему требовали наращивания объемов производства.


Могли ли директора государственных предприятий проигнорировать поступающие директивы? Нет, не могли. Ведь в сформированной системе главной доблестью директора стало безусловное исполнение вышестоящих указаний. Соответственно проводился их селективный отбор, при котором избавлялись от излишне самостоятельных и предприимчивых. Сам слышал, как один из руководителей концерна решал вопрос о замене молодого директора только на том основании, что тот обратился к начальству через его голову.


Следуя вышестоящим указаниям, директора государственных предприятий послушно продолжали производство, заполняя склады готовой продукцией сверх всяких разумных нормативов. Они стремились выполнить прогнозные показатели. Наверное, думали, что за это похвалят.


Но затем последовал суровый вопрос: «Зачем продукцией склады забили?» Госдиректора, накопившие запасы, были в шоке: они слушались, производили, а теперь их за это ругают?! Они даже от телевидения стали прятаться.


Нужно сказать, что министерства поначалу оказали помощь, разрешили продавать даже в убыток... А потом стали за убытки с директоров спрашивать. Таким образом, во всем виноватым оказался директорский корпус. Мол, многие директора экономики не знают, оперативные меры не принимают. Однако кто их назначал на должности?


Поэтому наряду с директорами следует спросить и с чиновников, которые не желали учитывать изменение мировой конъюнктуры и давали нереальные указания. Хорошо бы их послать на предприятия начальниками отделов сбыта — пусть исправляют то, что натворили. Но понимаю — это нереально...


Опыт показывает, что при недостаточной квалификации и наделении чрезмерными полномочиями управленцы способны принять много непродуманных решений. Но сами по себе они нужны, пусть и в меньших количествах. За рубежом есть тоже министерства, только они не занимаются мелочным надзором за предприятиями, а регулируют экономическую среду, создают предприятиям наилучшие условия для функционирования. Это же необходимо сделать и в нашей стране. Пусть в концернах ищут инвестиции, рынки сбыта и кредиты, а также бестолковых директоров заменяют. Но непосредственно в производственный процесс им не следует вмешиваться. На предприятии должен быть один хозяин — директор. А когда начальников много — толку мало.

ссылка

Comments