Наука‎ > ‎

Парадокс Лученка

PDFПечатьE-mail

24.11.10 16:03



Отрывок из источника: Акулич В.А. Про труды А.И. Лученка 1980-х годов // Изучение исследований по проблемам промышленного развития в 1980-х годах / «Экономическая наука Беларуси и ее влияние на социально-экономические процессы в республике во II-ой половине XX - начале XXI в.». Отчет по НИР. Институт экономики НАН Беларуси. 2008.

В трудах 1980-х годов относящихся к отраслевой науке «экономика промышленности» особый интерес с точки зрения проблем, стоящих перед современной белорусской экономикой, вызывает подходы к реформированию хозяйственного механизма. Эти подходы во многом повторяют сегодняшние идеи, например, – по построению инновационной экономики, по повышению производительности труда, по оценке результатов деятельности субъектов хозяйствования, по развитию конкуренции, по увеличению заработной платы и мотивации. Например, еще в середине 1980-х годов белорусский ученый-экономист Александр Лученок «сигнализировал» работникам органов государственного управления, что «у населения появились денежные средства на которые оно не может приобрести нужные товары» [1, c. 9]. Ученый-экономист обращал внимание, что «за 1970-1984 гг. объем розничного товарооборота увеличился в 2 раза, в то время как общая сумма вкладов в сберегательных кассах возросла в 4,3 раза» [1, c. 9]. Именно этот перекос, как известно, позже привел к потере вкладов населения в начале 1990-х годов, когда люди накопили на счетах в сбербанке деньги не потому, что хотели получить высокие проценты (хотя и поэтому тоже), а в основном потому, что за эти деньги не всегда можно было найти товары, которые соответствовали бы запросам потребителей. И действительно, Александр Лученок обращал внимание на наличие так называемого «отложенного спроса», – когда «не имея возможности купить товар в соответствии со своими запросами, население воздерживалось от покупок, рассчитывая истратить свои деньги в будущем. Так, например, «36% готовой продукции обувной отрасли продавалось через 3-4 года после ее изготовления, а 26% – через 5-7 лет. В результате прилавки и склады магазинов были заполнены неходовыми товарами, а покупатели не могли найти изделия по вкусу. Как итог, у людей стали накапливаться значительные суммы денег» [1, c. 9].

Таким образом, еще в 1986-м году за несколько лет до коллапса советской денежной системы белорусские советские ученые-экономисты предупреждали, что необходимо остановить процесс накапливания «лишних» денег. При этом в качестве решения данной проблемы предлагались разные подходы: от такого стандартного, как – наращивание объема выпуска продукции в промышленности, и до такого самого радикального, как – повышение цен на товары (в частности, на эту меру предлагал пойти все тот же А. Лученок). В последнем случае фактически как меньшее из зол предлагалось пойти на сознательную инфляцию, что можно признать одним из уникальных случаев не только в практике функционирования различных экономических систем, но и в мировой экономической науке, сравнимых, например, с известным изречением Дж.М. Кейнса во время Великой депрессии 1930-х годов, когда он сказал по смыслу примерно следующее, что «инфляция это меньшее зло, чем безработица». Как известно, тогда на рост цен не пошли, сдерживая их до последнего, но довели до развала денежную систему, которая и привела к той самой остановке заводов и массовой безработице в первой половине 1990-х годов. С другой стороны, соседняя Польша первой из тогдашних социалистических стран отпустила цены на товары, что у нас получило название «шоковой терапии», но зато не допустила развала денежной системы и наступления галопирующей инфляции, как это произошло в Беларуси и многих других постсоветских республиках.

Исследование экономической мысли исследуемого периода (1982-1991 гг.) представляет ценность не только с точки зрения более глубокого понимания причин разразившегося в начале 1990-х годов в Беларуси системного экономического кризиса советской экономики и осознания неизбежности и закономерности его наступления, но и с точки зрения недопустимости повторения аналогичной ситуации в современной белорусской экономике и повторения ошибок из прошлого. Ведь сегодня в белорусской экономике в связи c ранее проводившейся политикой в области заработной платы и с нынешним влиянием мирового финансового кризиса ситуация очень схожая: на руках у населения имеется значительная масса денег (скопившихся в результате повышения заработной платы на протяжении последних 15-ти лет, а также массового снятия вкладов из коммерческих банков и роста инфляционных ожиданий), которая в результате мер по ограничению импорта может привести к дефициту товаров или к давлению на обменный курс национальной валюты. В этой связи, современные белорусские ученые-экономисты (Леонид Заико, Павел Данейко, Станислав Богданкевич), которые к слову работали и в 1980-е годы, фактически предлагают сегодня те же меры – это рост объема выпуска и девальвацию белорусского рубля (вместо роста цен). Однако стоит отметить, что и девальвация белорусского рубля и рост потребительских цен – есть не что иное как инфляция, то есть обесценение национальной валюты (только в первом случае – внешнее, а в другом – внутреннее обесценение). Использование исторического опыта, пусть и негативного, при разрешении возникающих схожих ситуаций дает больше шансов на успех. К примеру, еще в 1986-м году А. Лученок анализировал в своих трудах известную позже (в 1990-х гг.) книгу венгерского экономиста Я. Корнаи «Дефицит» и задавался риторическим вопросом «Прав ли Я. Корнаи?» и ответил на этот вопрос всей своей книгой [1, c. 186], что – да в целом прав и что если не перейти на новые условия хозяйствования, то дефицит преодолеть не удастся. 

Вряд ли у какого-нибудь квалифицированного экономиста может вызвать возражение тезис о необходимости оценивать хозяйственную деятельность предприятий не по количеству произведенной валовой продукции, а по количеству реализованной продукции и полученной величине прибыли. В 1980-е годы (как, кстати, и в 1960-е годы, только с другой аргументацией) такая замена показателей обосновывалась тем, что «практика оценки работы предприятий «по валу», то есть по объему производства способствовала формированию хозяйственного механизма когда… готовую продукцию поставщики продают по необоснованно завышенным ценам. Хозяйственники при этом, зачастую думают не о натуральном богатстве, а о том чтобы изделие было подороже, чтобы в нем было накручено побольше… В результате «вал» в денежном выражении растет, а товаров, изделий, техники не хватает» [1, c. 12]. По статистике в 1983 году 39% предприятий не реализовали произведенную продукцию [1, c. 12], но это не мешало многим из них отчитываться об успешной работе и получать награды за свою деятельность, поскольку одновременно на них имел место рост объемов производства. В этой связи, А. Лученок приводил такой характерный пример из хозяйственной практики 1980-х годов. Так, Хойникский консервный завод в Гомельской области производил в 1984 году продукцию, которая в большей части так и осталась непроданной по причине неходового ассортимента, но завод, тем не менее, перевыполнил план по выпуску товарной продукции и росту производительности труда и в целом его работа была признана успешной. В итоге белорусские ученые-экономисты предлагали и обосновывали необходимость введения в качестве основного оценочного показателя работы предприятий – объем реализованной, а не объем произведенной продукции [1, c. 25]. Возможно нынешним белорусским властям стоит учесть предыдущий негативный опыт в сфере оценки деятельности предприятий и перестать добиваться от предприятий любыми способами как можно больших темпов увеличения производства, так как это может нарушить баланс всей экономической системы и привести ее к разрушению; как в свое время это произошло с административно-командной экономикой союзной республики.

При такой системе оценки результатов деятельности предприятий, которая фактически в настоящее время воспроизведена в Республике Беларусь и которая действовала в советское время, как отмечали белорусские экономисты в 1980-е годы – наблюдались следующие противоречащие любой экономике явления, а именно: «предприятия всячески пытались увеличить себестоимость продукции, так как это позволяло перевыполнять планы по объему выпуска продукции, по которым и оценивалась успешность их деятельности. Так, в качестве характерного примера можно привести случай, когда Могилевская швейная фабрика им. Володарского стремясь увеличить объем продукции в стоимостном выражении, закупила воротники из соболя» [1, c. 25]. При этом о качестве продукции предприятия заботились мало. Белорусский экономист А. Лученок показывал это на примере легкой промышленности, где качество и мода изделий особенно важны. Так, в «1984 году 2/3 остатков неходовых и залежалых товаров в розничной торговле Минска составляла именно продукция легкой промышленности» [1, c. 25]. Суть существовавшего в то время хозяйственного механизма хорошо передает высказывание одного из директоров швейной фабрики на встрече ЦК КПСС, который приводит в своей монографии А. Лученок: «в погоне за выполнением стоимостных плановых показателей, от которых зависит материальное благополучие трудовых коллективов, швейники вынуждены выпускать вышедшую из моды, порой дорогостоящую продукцию и тем самым, как говорится, работать на склад [1, c. 15]. Сегодня многие белорусские предприятия также работают на склад под угрозой невыполнения планов по увеличению объема выпуска продукции, которые доводят предприятиям соответствующие министерства и ведомства.

Кроме того, такой механизм при отсутствии конкуренции со стороны приводил к тому, что господствующее положение занимал не покупатель, а производитель. Помимо всего, как правильно отмечал А. Лученок, такой механизм способствовал укреплению в сознании хозяйственников такой мысли, что «главное – это произвести, а потребитель всегда найдется» [2]. Кроме того, «освоение новых видов продукции затягивалось из-за многочисленных согласований» [1]. В условиях когда «о результатах работы судили (и соответственно стимулировали) по выполнению плана по многочисленным доведенным «сверху» показателям, проявлять инициативу, творческий подход к делу было трудно» [3]. В итоге, по мнению А. Лученка, «предприятия повернутся лицом к потребителю, перестанут ориентироваться на вал, лишь тогда, когда будут изменены правила планирования и экономического стимулирования» [1, c. 24].

Можно задаться вопросом: Сильно ли изменился описанный выше механизм и практика оценки работы предприятий «по валу» за прошедшие 25 лет? И получим ответ: нет, практически не изменились. Как и четверть века тому назад, Правительство Республики Беларусь доводит до субъектов хозяйствования всех сфер собственности планы по наращиваю объема выпуска продукции в стоимостной форме и по их выполнению оценивает успешность их работы; как и четверть века тому назад, предприятия стремятся увеличить не натуральный объем выпуска, а всячески накрутить побольше цены на выпускаемую продукцию, в результате чего Совет Министров Республики Беларусь еще в 1999 году был вынужден ввести обязательную регистрацию и обоснование тарифов и цен на большинство производимых в Республике Беларусь товаров. Так что анализ работ авторов, которые были изданы в исследуемый период (1982-1991 гг.) имеют особую ценность, так как за это время хозяйственные условия и механизм не претерпели кардинальных изменений. Кроме того, тем, кто забыл о пользе конкуренции и кто сегодня ратует за ограничение импорта и за тотальное импортозамещение «любой ценой» (то есть по принципу, зачем импортировать товары в Республику Беларусь, которые здесь производятся или производство которых может быть здесь организовано) полезно ознакомиться с опытом и особенностями результатов деятельности белорусских предприятий 1980-х годов, которые в условиях ограниченной конкуренции тут же забывали совершенствовать свою продукцию, не заботились о ее качестве. И сделать это можно на основе анализа трудов по экономике промышленности 1980-х годов.

Представляет интерес и тот факт, что белорусские ученые-экономисты еще в 1980-е годы предлагали дать «возможность предприятиям самим устанавливать цены на произведенную продукцию путем договора между производителями и представителями сферы торговли» [1, c. 24]. В итоге, как они обосновывали, «производители получат более высокие доходы, а покупатель – нужную продукцию» [1, c. 24]. Стоит отметить, что в настоящее время необходимость регистрации и обоснования цен и тарифов на большинство производимых товаров (работ, услуг) является одним факторов, сдерживающих экономическую активность в стране, так как с одной стороны, это препятствует развитию малого и среднего бизнеса, а с другой стороны, усложняет условия функционирования крупных предприятий и ухудшает инвестиционный климат в стране. В развитых странах уже давно научились сдерживать рост цен за счет косвенных методов регулирования, и главным образом, – за счет регулирования платежеспособного спроса населения, на что современные белорусские ученые-экономисты, такие как А.И. Лученок, И.А. Михайлова-Станюта, Л.К. Злотников, В.Н. Комков и др., неоднократно обращали внимание как в последнее время, так и еще 25 лет тому назад. 

Белорусские ученые-экономисты обращали внимание на ряд негативных явлений, которые становились тормозом на пути дальнейшего развития промышленности в Беларуси и которые были связанны главным образом с недочетами и ошибками в планировании. Плановые органы пытались подменить собой рыночный механизм саморегулирования экономики и не учли сложность этого процесса. Хорошее сравнение в этой связи дал Александр Лученок, сравнив советскую систему планирования с метрополитеном, а именно: «метод директивного централизованного управления можно сравнить с метрополитеном, который позволяет достигнуть основных целей, лежащих по маршруту движения поезда, но ему сложно учесть все нюансы в запросах потребителей, развести их, что называется, по домам. Ведь, в связи с ограниченностью штатов центральных и ведомственных органов управления через них может пройти лишь какой-то определенный (ограниченный) объем информации. Между тем, потребности населения и производства с каждым годом все растут, увеличивается и перечень находящихся в народном хозяйстве товаров. Директивно управлять их движением становится все труднее, все больше возрастает вероятность ошибок» [1, c. 60]. Это сравнение можно поставить в один ряд с другим сравнением, которое в свое время дал нобелевский лауреат по экономике Василий Леонтьев, сравнив советскую систему планирования с яхтой, а именно: когда государство рулит и рулит, но ветер не наполняет паруса, поскольку у работников отсутствует должная мотивация, и яхта практически стоит на месте. 
 
С другой стороны, Александр Лученок подметил один парадокс централизованной управляемой экономики, а именно, что – «перегрузка центральных и ведомственных органов увеличивается при проявлении предприятиями инициативы, поскольку эту инициативу нужно учесть в действующем механизме управления. В результате, осуществление многих полезных начинаний в централизованно-управляемой экономике сталкивается с серьезными трудностями [1, c. 60] (примеч. отсюда видимо и появилось народное выражение в советское время – «инициатива наказуема». – В.А.).
 
Этот парадокс централизованно-управляемой экономики, смысл которого состоит в том, что инициатива со стороны субъектов хозяйствования усложняет систему планирования, и который ясно сформулировал А. Лученок дорогого стоит (примеч. он заслуживает даже того, что получить самостоятельное название; например, его можно ввести в оборот современной экономической науки под названием – «Парадокс Лученка». - В.А.), поскольку и в современной практике хозяйствования белорусских государственных предприятий и организаций можно найти массу примеров действия этого парадокса. Это явление, по сути, является «ахиллесовой пятой» современной белорусской экономики, на что неоднократно обращали внимание Президент Республики Беларусь и Премьер-министр Республики Беларусь. Взять хотя бы последнюю критику работы министерств со стороны премьер-министра С. Сидорского после инвестиционного форума в Лондоне, когда выяснилось, что отечественные министерства при декларировании о необходимости привлечения иностранных инвестиций одновременно заблокировали за последние годы реализацию многих выгодных инвестиционных предложений со стороны европейских иностранных инвесторов. Так называемый «Парадокс Лученка» требует дополнительного изучения, так как он позволяет объяснить внутренние противоречия, заложенные в любой модели централизованно-управляемой экономики, которые в итоге по истечении определенного времени приводят к ее отставанию в уровне социально-экономического развития от моделей, основанных преимущественно на механизмах рыночного саморегулирования. Либерализация белорусской экономики, под которым, прежде всего, и понимается дебюрократизация и децентрализация отношений между органами государственной власти и субъектами хозяйствования есть не что иное, как понимание Президентом Республики Беларусь А.Г. Лукашенко наличия «парадокса Лученка», но основанное скорее на интуиции. Объяснение же данного парадокса на примерах из современной практики хозяйствования белорусских предприятий позволит значительно усовершенствовать белорусскую модель экономического развития.



Таким образом, если подводить итог по данному подразделу, то можно сделать следующее заключение. В 1980-е годы белорусские ученые-экономисты активно продолжали разрабатывать такое отраслевое направление экономической науки как «экономика промышленности». В частности, ученые-теоретики анализировали такие проблемы экономики перестроечного времени, как: материальное стимулирование производственных объединений; изыскание дополнительных факторов роста производительности труда; повышение эффективности производства (основных производственных фондов, капитальных вложений, производственных ресурсов), в том числе за счет внедрения хозрасчетных методов хозяйствования; снижение материалоемкости, техническое переоснащение и интенсификация производства, внедрение в промышленности достижений научно-технического прогресса. Уже в 1980-е годы было указано на ряд проблем в развитии промышленности, не преодоление которых могло привести и в итоге привело экономику Советского Союза к системному кризису. В этом смысле отдельные высказывания белорусских ученых-экономистов оказались пророческими, и это в очередной раз свидетельствуют о том, что если бы политики обращали более пристальное внимание на подобные разработки, то многих печальных событий в развитии экономики можно было бы избежать. В частности, предлагалось отказаться от оценки хозяйственной деятельности предприятий по выпуску произведенной и поставленной на склад продукции, так как это мешало техническому прогрессу (вместо этого рекомендовалось оценивать их деятельность по объемам реализованной продукции); изменить порядок оплаты и стимулирования труда работников, так как тот, что был не способствовал выявлению резервов роста производительности труда; наконец, было предложено, разрешить предприятиям устанавливать прямые хозяйственные связи, самостоятельно выбирать поставщиков продукции, устанавливать договорные цены. Многие разработки того исследуемого периода сохраняют свою актуальность, так как вышеуказанные проблемы в той или иной степени продолжают иметь место в современной белорусской экономике.


Литература:

1. Лученок А.И. Новые условия хозяйствования и народное благосостояние. Минск: Наука и техника, 1986. – 70 с.

2. Лученок А.И. Хозяйственный механизм и удовлетворение спроса населения. Минск: Наука и техника, 1990. – 80 с.

3. Лученок А.И. Совершенствование организации производства товаров народного потребления (отечественный и зарубежный опыт). Минск: БелНИИНТИ, 1988. – 38 с.

4. Лученок А.И. Экономические стимулы использования оборотных средств в промышленности. Минск: Наука и техника, 1984. – 120 с.

5. Герасимова В.И., Клецкий В.И., Лученок А.И. Материальное стимулирование производственных объединений. Минск: Наука и техника, 1982. – 310 с.


Источник: Акулич В.А. Про труды А.И. Лученка 1980-х годов // Изучение исследований по проблемам промышленного развития в 1980-х годах / «Экономическая наука Беларуси и ее влияние на социально-экономические процессы в республике во II-ой половине XX - начале XXI в.». Отчет по НИР. Институт экономики НАН Беларуси. 2008. (примеч. – отрывок. – В.А.)


Справка от портала ЭКОНОМИКА.BY

Парадокс Лученка – парадокс централизованно управляемой экономики, который заключается в том, что инициатива со стороны субъектов хозяйствования усложняет систему планирования. Иными словами, при увеличении инициативы и предприимчивости со стороны предприятий, предпринимателей или субъектов гражданского общества – увеличивается нагрузка на органы госуправления, поскольку на эту инициативу нужно реагировать. Это увеличивает органам госуправления объем работы и они пытаются эту инициативу и предприимчивость любыми способами сдерживать и гасить, чтобы удержать ситуацию (управление экономическими процессами) под контролем. В результате, осуществление многих полезных начинаний в централизованно-управляемой экономике сталкивается с серьезными трудностями, поскольку в них экономика подобного типа не нуждается. Данный парадокс впервые сформулировал доктор экономических наук Александр Иванович Лученок в монографии «Новые условия хозяйствования и народное благосостояние. Минск: Наука и техника» (1986), сравнив советскую систему планирования с метрополитеном. Поэтому данный парадокс централизованно-управляемой экономики назван его именем по аналогии, как в экономической науке имеется «Парадокс Леонтьева», и другие парадоксы. 

Парадокс Лученка позволяет объяснить внутренние противоречия, заложенные в любой модели централизованно-управляемой экономики, которые в итоге по истечении определенного времени приводят к ее отставанию в уровне экономического развития от моделей, основанных преимущественно на механизмах рыночного саморегулирования.  Проявление данного парадокса справедливо не только для советской административно-командной экономики, для которой он был сформулирован. Этот парадокс может иметь место в любой централизованно-управляемой экономике, в любой стране, в любое время, в том числе и в современной модели экономического развития в Беларуси. Объяснение  данного парадокса на примерах из современной практики хозяйствования белорусских предприятий позволяет более четко формулировать подходы к формированию в Беларуси модели эффективной рыночной экономики.
Автор: В.А. Акулич
Comments