Блат

Недавно американские ученые выяснили: при выборе сотрудников работодателям важнее принадлежность кандидата к "своим", нежели его профессиональные качества. Это человеку со стороны необходимо выдержать целую батарею тестов, жестких собеседований и деловых игр на выживание. И то после этого не исключено, что его обойдет на пути к вакансии знакомый шурина третьего заместителя босса. Зато если у вас есть знакомство или, говоря советским языком, блат, вам достаточно обладать базовыми профессиональными навыками.

Вообще-то исследование американцев вовсе не открыло Америку. О том, что в США без знакомств не найти хорошего места, известно давно. Более того: существует целое направление бизнеса, обучающее людей заводить нужные знакомства. Да и конкурс в Гарвард или Йель высок не потому, что там работают самые лучшие ученые, а потому, что в этих университетах на студенческой скамье протирают штаны дети лидеров американского бизнеса и политики. И у абитуриентов этих университетов главная надежда – познакомиться, сдружиться с будущими руководителями корпораций – а там уж они не забудут своих однокурсников.

США тут не одиноки – не менее известны приверженностью к блату китайцы. У них есть даже специальное обозначение – гуаньси. Значение его таково, что большинство иностранных бизнесов вынуждено прибегать к китайским посредникам, имеющим гуаньси в нужных кругах.

В России блат не менее могуществен, но вот места, где им можно обзавестись, благодаря извилистой истории страны несколько обширнее, чем в Америке. Например, выпускники одного университета далеко не всегда помогают друг другу. А вот однополчане – часто. У всех перед глазами пример спаянности "питерских", но достаточно солидарны и другие землячества. Причем, чем они меньше, тем взаимовыручка выше. А благодаря новейшей истории появился и блатной блат - знакомство с криминальными авторитетами может помочь гораздо больше, чем самые крутые университеты.

Проблема вот в чем. Американские ученые опрашивали работодателей, нанимающих персонал в юридические конторы, консалтинговые фирмы и в инвестиционные банки. Чем отличаются эти сферы? Прежде всего, тем, что критерии профессионализма здесь зачастую трудно определимы. Это не хирург, не актер, не сапер – здесь можно ошибаться и ошибаться. Главное – уметь вовремя переложить вину с больной головы на здоровую. Да, хорошего адвоката можно отличить по соотношению выигранных и проигранных процессов. А корпоративного юриста? Если он не допустит какого-то вопиющего провала, то определить его квалифицированность трудно. С консалтингом и инвестиционным банкингом вообще все просто. Когда экономика на подъеме – все молодцы и умеют нравиться клиентам. Только в кризис становится понятно, кто есть кто – как правило, когда уже поздно что-то делать.

В сущности, нынешний кризис и показал – выяснилось, что все эти джентльмены в безукоризненных костюмах из инвестиционных банков и консультирующих их контор попросту врали о своих блестящих успехах. И если Америка, да и Европа, не перейдут к иным критериям отбора банкиров и прочих менеджеров, мировую экономику ждут плохие времена.

А вот в России такой момент истины еще не настал. Мы уже замечаем, что государство функционирует неэффективно, потому что на ключевых постах – сплошь "свои люди". Но пока не поняли, что в бизнесе положение еще хуже. Причем в кризис 2008-го произошел отрицательный отбор: работодатели увольняли не самых слабых работников, а самых неудобных и дорогих. То есть – лучших. Компании, в которых правило "приведи друга" не работает, можно пересчитать по пальцам. Кстати, они отличаются двумя признаками: это, как правило, высокотехнологичные компании (то есть в них нужно делать что-то конкретное, соперничая с международными конкурентами), и это компании из числа лучших. Есть о чем задуматься.
Comments